Архив
16
06
2014
Роландас Ключинскас "Архитектор, как учитель, кое-чему мы должны и учить"

"Архитектор, как учитель, кое-чему мы должны и учить""Архитектор, как учитель, кое-чему мы должны и учить"

Роландас Ключинскас "Архитектор, как учитель, кое-чему мы должны и учить"
Понедельник 16 Июня 2014

Buro 24/7 продолжает серию интервью с архитекторами и дизайнерами. Наш новый герой — Роландас Ключинскас. Он уже много лет занимается архитектурой и общественными пространствами, в Казахстане он является одним из основателей студии Almaty Vilnius Architects. Мы встретились с Роландосом и поговорили о разнице в менталитете, здоровом оптимизме и правильном отдыхе
Почему Вы выбрали архитектуру?

У меня другого выбора и не было. В те далекие угрюмые советские годы я жил в Каунасе (бывшая столица Литовской ССР – прим. редактора), который всегда служил своебразным оплотом свободной мысли. Жил я в самом центре застройки тридцатых-сороковых годов. Это была очень качественная архитектура. Конечно, детские впечатления не могли не оказать на меня влияния. Тем более что, начиная с XIX века, в нашей семье были художники, фотографы. Знаете, это такая зараза, которая проходит через поколения и так или иначе вылезает.

Где Вы учились?

Я учился в Вильнюсской художественной академии, на факультете архитектуры, который в то время назывался факультетом прикладного искусства. Сидели мы в бывшем монастыре бернардинцев, в самом центре города, в парке, прилегающем к комплексу Костела Святой Анны – изумруду готической архитектуры Вильнюса. В нашей группе было всего семь человек, на курсе – 14, индивидуальное образование получали даже сверх нормы. Мы допоздна оставались в классах, могли долго спорить и обсуждать важные вопросы наедине с преподавателем.

Я очень многое получил от самого Вильнюса. В старом городе нет ни одной прямой улицы. Вы идете, поворачиваете за угол и всегда видите в конце перспективы что-то. Это может быть колокольня, ратуша или фасад другого здания.

Вы помните свой первый проект?

Я начал работать в вильнюсском институте коммунального хозяйства, где мне поручили сделать небольшой проект цветочного павильона. На меня настолько сильно повлияла извилистая, стихийная градостроительная ситуация в Вильнюсе, что я не сделал ни одного прямого угла. Тогда это было большим вызовом. Проект я сдал, его подтведили, но так и не построили.

 

Уже многое придумано: эти начала можно брать и абстрагировать под местную среду

Как Вы отдыхаете?

Я всегда стараюсь ехать туда, где, помимо природных ресурсов, есть на что посмотреть. Это может быть Европа, Америка или Азия – не важно. Останавливаюсь в таких местах, которые дают новый опыт и могут открыть для меня свежий подход к проектированию. По моему мнению, уже многое придумано: эти начала можно брать и абстрагировать под местную среду. Это будет не просто функциональная схема – коммунальный вариант, как в Орбите-2, который получился от безысходности индустриализации. Это другое – генетический состав заносится в проект, и он становится совершенно другим. Здесь получается не просто планировка, а своего рода стиль жизни внутри плана.

Например, палаццо никогда не проектировался и не строился, как дом какого-нибудь обычного винодела в деревне. Это совершенно другие масштабы, совершенно другое представление, другой набор комнат и пространств. Это как в фильме "Собачье сердце": "Я буду обедать в столовой, а кроликов резать в операционной". Архитектор должен все учитывать, иначе будут страдать массы, человек живет, словно в спичечной коробке, его взгляд направлен только в одну сторону – и то на другой фасад через дорогу. Мы делаем по-другому. Должно быть, как в лесу: ты видишь дерево, за ним видишь куст и потом поляну, а потом еще какого-нибудь лося. Вот эту многоплановость мы стараемся всегда привнести в проектирование.

Принципы которых Вы придерживаетесь в работе?

Обязательный пункт для всех проектов – работа должна протекать в хорошем настроении. Без этого никак. Мы ставим это первым условием для всех заказчиков. Если они не воспринимают это как один из ведущих факторов, значит, где-то мы не стыкуемся.

Во-вторых, дизайн и архитектура не должны нервировать, а значит, быть не слишком модными. Проект не должен быть загружен какими-то неоправданными решениями. Я всегда стремлюсь к тому, чтобы человек оставался главным в пространстве, а архитектура и дизайн были бы красивым фоном, который помогает жить, а не наоборот.

Почему Казахстан, как Вы здесь оказались?

Случайно. Был 2003 год, мой хороший друг рассказал мне, что собирается в Казахстан. Я согласился. Мы сюда прилетели осмотреться. Здесь как раз все только начиналось, были деньги и амбиции. Я еще тогда не знал местного менталитета, но, может быть, это и к лучшему. Мы начали работать на расстоянии, но в скором времени поняли, что это невозможно. В те времена мы применяли такие технологии и решения, которых здесь еще не было, и нужен был постоянный контроль.

"Проект жилого комплекса LOFT"

В чем разница менталитетов у заказчиков в Литве и в Казахстане?

Как бы странно это ни звучало, менталитет очень похож. Что касается Алматы, то это мир в мире. Город выделяется на фоне всех других в Казахстане.

Так как здесь больше солнца, у людей больше оптимизма. В Литве половина года – это "добрый вечер" и пасмурная погода. Здесь солнце засветило, и все вокруг засветились, начали бегать-бегать и что-то делать. В Алматы у меня очень хорошо идет мысль. Еще я заметил: здесь все более подвержены лунным фазам. Если полнолуние, то все – жди чего-то.

Каков казахстанский рынок?

Здесь играет роль тот фактор, что в Казахстане все нужно делать быстро. А понятия "быстро" и "современно" плохо стыкуются. Но уже сейчас начинают появляться заказчики и инвесторы, которые хотят чего-то удивительного. Если наконец сделать что-то из ряда вон выходящее, это и будет тем самым импульсом. Всем остальным сразу же захочется тоже подтянуться.

 

Обязательный пункт для всех проектов – работа должна протекать в хорошем настроении

Кроме этого, архитектура – это наука. Наука тесно связанная со стилем жизни человека, с климатическими, технологическими и другими условиями жизни. Каждый век вносит свои большие изменения. Появляется больше инструментов. То, что делается сейчас, за что я болею, это архитектура, подобная растению, как биологическое создание. Дойти до этого очень не просто.

Обидно, когда приходится отказываться от первоначальной идеи?

Нет, это эволюционный путь. Если одна идея не подходит, найдется другое решение. Я могу быть довольным, прыгать на табуретке, но если идея не соответствует тому, что хочет видеть клиент, мы все переделываем. Хотя, как правило, "фундамент" все равно остается. В основном, клиент меняет детали, а не суть, а ведь суть – главенствующая. Всегда есть выход: через беседу донести до клиента идею. Архитектор, как учитель, кое-чему мы должны и учить.

"Проект жилого комплекса на Каменском плато"

Например, у нашей компании нет понятия цены за квадратный метр. Это не конвейер и не токарный станок, чтобы пятьдесят деталей за день сделал – и готово. Здесь существует много факторов, и каждый проект индивидуален. Поэтому люди сначала плачут от нашего подхода, потом начинают соглашаться, а затем и радоваться.